Святочный бал в этом году не состоялся. Слишком много вокруг него было пролито крови. Но вот наступает Рождественская ночь и пространство оглашают взрывы. Небо окрашивается красными всполохами - так горит Хогсмит. В то время в Лесу появляется нечто новое, и что это или кто это не могут сказать даже Друиды. А еще проходит всего пару дней со взрывов и школа оказывается под влиянием Изнанки, вернее ее отражения в Зеркале Еиналеж. Заинтригованы? Поехали.

Таким был конец их мира — непредсказуемым, скорым, безжалостным. Взрыв, оставивший от Министерства только жалкие осколки, — кто мог подумать тогда, что это только первый из череды многих, начало волны, которая разбежалась по миру так же стремительно и смертоносно, как чума по деревням и городам в Средневековье. Все это не укладывалось в голове и будто бы было дурным бесконечным сном, потому что ясности не было никакой. читать полностью


ГОСТЕВАЯ КНИГАСЮЖЕТПРАВИЛАЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИПЕРСОНАЖИАКЦИИF.A.Q.КАНОНИЧНЫЕ ФАМИЛИИ


Гарри Поттер, 3 поколение
Присутствуют элементы из книги «Дом, в котором...» Прочтение «Дома» необязательно, т.к. сюжет ушёл довольно далеко
Система игры: Эпизодическая
Время в игре: 24 декабря - 5 января 2022-2023 г.
Дата открытия форума: 20.02.2016

Хогвартс: Пустые Гнёзда

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хогвартс: Пустые Гнёзда » Назад в будущее » ▲Букет из белых роз


▲Букет из белых роз

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://25.media.tumblr.com/tumblr_mbxp7a5djl1qavx6vo6_250.gif

Букет из белых роз
Scorpius Malfoy, Jonathan Rookwood.

2030 год, кладбище, ранее утро, осень

Наша сила в памяти

0

2

Когда человек умирает своей смертью или после тяжелой болезни - это естественно. В этом некого винить и наказывать, некому предъявлять претензии и требовать возмездия. К такому итогу можно даже подготовиться. Собрать родственников, оформить завещание, привести в порядок дела, совершить прыжок с парашютом, в конце концов.
Но что, если человек умирает внезапно, волей случая и чужого вмешательства - насильственной смертью? Его душа мечется между этим миром и другим? Становится неприкаянной, почти как Кровавый Барон или такой, как полтергейст Пивз?
Малфой плевать хотел на все те легенды, которые рассказывали маггловские старушки и волшебные сказки. Ему даже было не интересно, окажись все эти байки правдой. Тот, кто умер, должен оставаться мертв. И никакое желеобразное привидение его не заменит.
Говорят, время лечит. Определенно, так говорят только те, кто никогда никого не терял. Или те, кто любит сочинить красивую сказку про смелость и отвагу.
Скорпиус любил свою семью, они были теми, кто заботился о нем все его шестнадцать лет. Может, Драко и Астория не были образцовыми родителями, но для него они были всем миром. Для него и для Джонатана.
Возможно, кто-то назвал бы Малфоя эгоистом, возможно, он даже был бы прав, но Фрост с готовностью послал бы к черту этого умника. Скорпиус всегда делил мир на своих и чужих, на тех, о ком он хочет и будет беспокоиться и тех, чьи проблемы для него ничего не значат.  Это не значит, что слизеринец избегал людей или делил кого-то на чистокровных и полукровок. Эти качества никогда не имели силы в формировании его отношения к людям. Наверное, если бы не Драко и Астория, он вырос куда более неприятным мальчиком.
Родители многое дали ему и терпимость к магглам и магглорожденным не самое важное в его жизни. Верность семье, почитание традиций, вера в себя и стремление к будущему…
Скорп вздрогнул, понимая, что всю дорогу молчал, угрюмо уставившись под ноги. Посетить могилу родителей было идеей Руквуда, и в глубине души Малфой ненавидел его за это. Когда родители погибли, Фросту было настолько плохо, что даже мысль о поцелуе дементора казалась ему привлекательной. И, если бы не поддержка бабушки, Джонатана и врожденное упрямство, возможно, будущее слизеринца заключалось бы в белых застенках Мунго.
Обычно, стоило взглянуть на улыбающиеся с фотографий лица родителей, как у Скорпиуса в горле вставал ком, и он спешил отвернуться от Джона, чтобы не показывать перед ним свою слабость. Малфой, в принципе, считал, что слабости – слишком мощный инструмент влияния, и передавать его в руки даже друзьям, непозволительная роскошь.
- МакГонагалл подписала прошение бабушки, - известил Руквуда слизеринец, умолчав, что вообще-то было бы странно, отказав директор просьбе Нарциссы. – Только просила быть осторожными.
Им не стоило повторять об этом дважды, они всегда были осторожны, ведь даже Хогвартс перестал казаться Скорпиусу безопасным. Но, если правила здешнего мира он уже знал, то новый таил в себе массу загадок и нерешенных проблем. Как с ними справлялись родители, ящерка не знал. Ему же предстояло все начинать с нуля, ему, наследнику баснословных состояний, имений и связей. Вот только волшебник сомневался, что в новое время последнее имеет хоть какую-то цену.
Если честно, Малфой чертовски скучал за отцом и матерью, они были одной семьей, место которой заняла пустота и пять могил. Еще вчера он думал о будущем, созданном им и его товарищами, а сейчас живет прошлым и не понимает, зачем ему настоящее.
Однако, несмотря на упаднические настроение, Скорпиус продолжает идти вперед, навстречу новому будущему.

+2

3

Кладбище - странное место.
Похороны, цветы, могильные плиты, скорбящие у них родственники и близкие - все это надо лишь живым. Мертвым не нужно ничего. Достаточно лишь фотографии на полке и памяти в сердце. Наверное. Откуда Руквуду об этом знать?
Он шел следом за Малфоем, наблюдая как под его ногами мнется цветастый костер из листьев и последних попыток природы продлить жизнь поблекшей травы. Несколько лепестков алых роз упали на пол, и тут же утонули уже под ногами Руквуда. Осень выдалась дождливой и сырой. Но сегодня был особенно погожий денек. Солнце было до боли ярким. Хорошо, что Скорпиус шел впереди, принимая самый сильный удар на себя.
Мыслей в голове не было.
Они не проронили ни слова с тех пор, как оказались возле старой и резной калитки кладбища. Здесь жил сторож -сквиб, которому не скупились приплачивать, дабы он получше приглядывал за могилами. Толку в этом было мало, но традиции были традициями. Не для всех это место было адом. Как и не каждая смерть является горем. И только покосившееся от старости могильные плиты и ангелочки, лица которые уже приобретали дьявольские ухмылки от древности, знали всю правду. Возможно, от того и горше были их улыбки.
Они свернули за кленом на седьмом ряду, как и сказал сторож.
Могильные плиты были одинаковыми. Некоторые старые, некоторые совершенно новые. Некоторые были настолько древними, что имена на них было не разобраться. Возможно это были важные маги. Чьи-то родители, жены, братья. Но память о них канула в лету, и сделать с этим нельзя было ничего, к сожалению. Нельзя заставить кого-то вспомнить. По крайней мере, теперь. Скорпиус сбавил шаг, и Руквуду тоже пришлось притормозить, дабы не врезаться в нынешнего главу Министерства. А то сочтут еще государственной изменой.
Хотя, вообще-то, здесь не было никого кроме них.
Малфой замер перед могилой матери и отца, и Руквуд остановился, отходя на несколько шагов.
Плечи Скорпиуса напряглись, будто бы перед рывком. Джон огляделся - через три плиты была лавка. Он не спеша развернулся и побрел к ней. Она заскрипела под ним, будто бы он весил целую тонну. Опустил букет, который нес в руках на лавку рядом, и порылся в карманах. Спички или зажигалки он вечно терял, но ведь всегда с собой была палочка. Руквуду не хотелось мешать. Астория и Драко заботились о нем достаточно хорошо, пусть он и не был им родным сыном, и дали ему многое. Много из того, что помогло потом встать на ноги и не свихнуться из-за того беспредела, что творился вокруг. Просто выжить. И его благодарность была неизмерима.
Вот только, они все равно не были его родителями.
Руквуд потушил сигарету об подошву ботинок и посмотрел на Скорпиуса. Тот все еще стоял у могил.
Мыслями он вновь начал возвращаться к настоящему. К тому, что ждало его дома, и кто там его ждал. К тем делам, что еще были не завершены и тем, что еще предстояло начать. Такую привычку пришлось выработать. Дабы не окутаться раз за разом в тот ужас, которым кишело прошлое. Сейчас ему недоступна была такая роскошь.
Руквуд уже потушил третью сигарету, когда Малфой повернулся и пошел к нему. Цветы лежали на плитах. Руквуд поднялся, поправляя воротник своего пиджака и полез во внутренний карман, извлекая оттуда фляжку с виски. Не было ничего такого, прийди он сюда со своей женой - новой леди Руквуд. Но иногда ему нужно было остаться с Малфоем один на один. Чтобы снова почувствовать себя семьей. Частью какого-то другого человека.
Крышка в перчатках поддавалась плохо. Джон протянул фляжку Скорпиусу.
- Пойдем, познакомлю тебя с кое-кем, - он подхватил букет и повел назад , возвращаясь в основной ряд. Шел уверенно, потому что знал куда нужно.
Десятый ряд. Восьмая плита.
Плита была новой и красивой. Руквуд присел возле нее на корточки, смахнув несколько упавших листьев и улыбнулся.
- Здравствуй, мама, - за спиной шумно дышал Малфой. Он быстро замерзал, как и раньше. Потом стало тихо. Видимо, ушел.
Руквуд посидел так немного, шепотом переговариваясь с гранитным куском, который вряд ли мог дать дельный совет.
Когда Джон поднялся на ноги, Скорпиус сидел на аналогичной лавке через пять плит. Как всегда, пафосно закинув ногу на ногу, и что-то разглядывал на его фляжке. Он поднял голову, стоило Руквуду подойти, но по его глаза нечего было прочесть. Руквуд сделал глоток из фляжки и сел рядом.
- Он даже мне не сказал, где мамина могила. На ней даже надписи не было. Пришлось потрудиться, чтобы найти.
Руквуд снял перчатку и правой руки, проведя ею по лицу и уставился на свое обручальное кольцо.

0


Вы здесь » Хогвартс: Пустые Гнёзда » Назад в будущее » ▲Букет из белых роз


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC